Посвящается тебе. 10 страница

Она быстро захлопнула и ее. Теперь в комнате было совершенно темно, лишь от телевизора исходило слабое сияние.

— В твоей ванной есть окно? — Спросил он грубо.

— Нет, нет. Рейдж, что случилось? — Она начала перевешиваться через спинку дивана.

— Не подходи ко мне. — Это прозвучала так, словно он задыхался. Потом послышалось смачное проклятье.

— Ты в порядке?

— Просто позволь мне… перевести дух. Мне нужно, чтобы ты оставила меня одного сейчас.

В любом случае, она уже перевесилась через спинку дивана. В темноте она могла разглядеть лишь его большую тень.

— Что случилось, Рейдж?

— Ничего.

— Да, это очевидно. — Господи, как же она ненавидела упрямых парней. — Это Посвящается тебе. 10 страница солнечный свет, так? У тебя на него аллергия.

Он хрипло рассмеялся.

— Можно и так сказать. Мэри, остановись. Не подходи.

— Почему нет?

— Я не хочу, чтобы ты меня видела.

Она потянулась вперед и включила лампу, которая стояла рядом. По комнате прокатился шипящий звук.

Когда ее глаза адаптировались к свету, она увидела Рейджа, лежащего на спине: одна рука на груди, другая прикрывает глаза. Кожу покрывал отвратительного вида ожог, выставленный на обозрение из-за закатанного рукава. Его лицо искажала гримаса боли, губы открывали его…

Ее кровь заледенела.

Клыки.

Среди его верхних зубов хорошо проглядывались два длинных собачьих резца.

Видимо, она вскрикнула, потому что Посвящается тебе. 10 страница он пробормотал:

— Я же сказал тебе не смотреть.

— Боже мой, — прошептала она. — Скажи мне, что они не настоящие.

— Нет. Они настоящие.

Она попятилась назад, пока не уперлась в стену. Святой… Господи Боже.

— Кто… ты? — Выдавила она.

— Никакого света. Необычные зубы. — Он резко втянул в себя воздух. — Догадайся.

— Нет… Это не…

Он застонал, и она услышала шум, словно он пытался двигаться.

— Ты не могла бы выключить лампу? У меня сетчатка поджарилась, и нужно какое-то время, что ее восстановить.

Она потянулась вперед, щелкнула выключателем и отдернула руку назад. Обхватив себя за талию, она вслушивалась в хриплые звуки, вырывавшиеся у Посвящается тебе. 10 страница него изо рта вместе с дыханием.

Прошло немного времени. Он не произнес ни слова. Не сел, не рассмеялся и не снял фальшивые зубы. Не сказал ей, что он лучший друг Наполеона, или Иоанн Креститель, или Элвис, как обычно представляются сумасшедшие.

Он также и не взлетел в воздух и не попытался ее укусить. В летучую мышь он тоже не превратился.

Ой, да ладно, подумала она. Она же не может воспринимать это все всерьез, правда?

Только вот, он, действительно, был другим. Совершенно непохожим на всех остальных мужчин. Что если…

Он мягко застонал. В свете телевизора она увидела, как его нога высунулась из-за Посвящается тебе. 10 страница дивана.

Она не могла понять, кто он, но знала, что сейчас он страдает. А она не собиралась бросать его у себя на полу в агонии, если могла что-то седлать для него.

— Чем я могу помочь тебе? — Спросила она.

Он молчал. Как будто она удивила его.

— Ты не могла бы принести мне немного мороженного? Без орехов или чипсов, если есть. И полотенце.

Вернувшись с полной миской мороженого, она услышала, как он пытается сесть.



— Позволь мне подойти к тебе, — сказала она.

Он замер.

— Ты не боишься меня?

Учитывая то, что он мог быть либо сумасшедшим, либо вампиром, она Посвящается тебе. 10 страница должна была быть в ужасе.

— Если я зажгу свечу, это тебя не сильно побеспокоит? — Спросила она, проигнорировав его вопрос. — Потому что я ничего не смогу разглядеть в этой темноте.

— Наверное, нет. Мэри, я не причиню тебе зла. Я обещаю.

Она поставила мороженое, зажгла толстую свечу и поставила ее на столик рядом с диваном. В мерцающем свете она взглянула на его тело. Рука все еще прикрывала глаза. Его лицо больше не искажала боль, но рот был слегка приоткрыт.

Так, что она могла видеть только кончики его клыков.

— Я знаю, что ты не причинишь мне зла, — прошептала она, поднимая миску. — У тебя ведь Посвящается тебе. 10 страница было уже много возможностей.

Перевесившись через спинку дивана, она зачерпнула ложкой мороженое и протянула ему.

— Держи. Открой рот пошире. «Хайген Даис».[73] Ванильное.

— Это не для еды. Протеин в молоке и холод помогут ожогам зажить.

Она никак не могла дотянуться до его ран, поэтому оттолкнула диван и уселась на пол рядом с ним. Превратив мороженое в густую смазку, она покрыла ей обожженную, покрывшуюся пузырями кожу. Он вздрогнул, в тусклом свете сверкнули его клыки, и она остановилась.

Он не был вампиром. Просто не мог.

— Да, я действительно один из них, — прошептал он.

Она перестала дышать.

— Ты можешь читать мысли?

— Нет Посвящается тебе. 10 страница, но ты так уставилась на меня, что я вполне могу представить себе, что чувствовал бы на твоем месте. Послушай, мы просто другой вид. И все. Ничего странного… Просто, мы другие.

Хорошо, подумала она, накладывая еще мороженого на его ожоги. Давайте обдумаем все это.

Вот она здесь сидит с вампиром. Иконой ужаса. Шесть футов восемь дюймов ростом, двести восемьдесят фунтов весом. Зубы как у добермана.

Правда ли это? И почему она поверила ему, когда он сказал, что не причинит ей зла? Должно быть, она выжила из ума.

Рейдж застонал от облегчения.

— Работает. Слава Богу.

Ну, во всяком случае, сейчас Посвящается тебе. 10 страница ему было слишком больно, поэтому особой угрозы он не представлял. Потребуется несколько недель, чтобы оправиться после таких ожогов.

Она опустила пальцы в миску и зачерпнула еще «Хайген Даис» для его руки. Собираясь наложить третий слой, она нагнулась ближе, чтобы удостовериться в том, что ей померещилось. Его кожа поглощала мороженое, словно это был лечебный бальзам, и ожоги затягивались. Прямо у нее на глазах.

— Так гораздо лучше, — сказал он мягко. — Спасибо тебе.

Он убрал руку со лба. Половина его лица и шеи были ярко-красного цвета.

— Ты хочешь, что бы я и здесь это сделала? — Она обозначила обожженные области.

Его необычные ярко-голубые Посвящается тебе. 10 страница глаза распахнулись. Он взглянул на нее, и она увидела в его взгляде беспокойство.

— Пожалуйста. Если ты не возражаешь.

Он наблюдал за ней, а она снова погрузила пальцы в миску и потянулась к нему. Ее руки лишь слегка подрагивали, пока она втирала мороженое в его щеку.

Господи, его ресницы были такими густыми. Густыми и темно-русыми. Кожа была мягкой, несмотря на щетину, что успела отрасти за ночь. У него был великолепный нос. Прямой, как стрела. Его губы были просто идеальными. Достаточно большими, чтобы пропорционально размещаться на его лице. Темно-розовые. Нижняя была немного больше.

Она снова зачерпнула мороженого и покрыла Посвящается тебе. 10 страница им его челюсть. Потом двинулась вниз по шее через узлы мышц, которые располагались от его плеч до черепа.

Почувствовав, как что-то касается ее плеча, она оглянулась и увидела, как его пальцы играют с кончиками ее волос.

Тревога пронзила ее, и она дернулась в сторону.

* * * Рейдж убрал руку, не удивившись, что она отвергла его.

— Прости, — пробормотал он, закрывая глаза.

Теперь он особенно остро ощущал движения ее пальцев, нежно скользящих по его коже. И она была так близко… Достаточно близко, чтобы он не чувствовал ничего, кроме аромата, исходящего от нее. Когда боль от солнечных ожогов отступила, его тело начало жечь по Посвящается тебе. 10 страница другой причине.

Он открыл глаза, но веки сильно не поднимал. Наблюдая за ней. Желая ее.

Закончив, она отставила миску и посмотрела прямо на него.

— Давай предположим, что я поверила, что ты… что ты другой. Почему ты не укусил меня, когда у тебя был шанс? Я имею виду, что эти клыки, они ведь не просто для красоты?

Ее тело было напряжено, словно она собиралась вскочить в любой момент, но она не поддавалась собственному страху. И она помогла ему, когда это было так необходимо, несмотря на то, что была напугана.

Боже, ее смелость возбуждала его.

— Я питаюсь от женщин Посвящается тебе. 10 страница своего вида. Не от людей.

Ее глаза распахнулись.

— Вас много?

— Достаточно. Не так много, как было раньше. За нами охотятся.

Что напомнило ему: между ним и его оружием было примерно шесть ярдов и диван. Он попытался подняться, но слабость в его теле делала его движения медленными и нескоординированными.

Чертово солнце, подумал он. Высасывает жизнь прямо из тебя.

— Что тебе нужно? — Спросила она.

— Моя сумка. Принеси ее сюда, чтобы она была у меня в ногах.

Она встала и исчезла за диваном. Он услышал глухой стук, а потом — звук, с которым она волокла сумку по полу.

— Святой Боже, что у тебя там? — Она Посвящается тебе. 10 страница снова достигла переделов видимости. Мэри отпустила ручки, и они упали по обе стороны от сумки.

Он очень надеялся, что она не заглянула внутрь.

— Послушай, Мэри… у нас есть проблема.

Он приподнялся с пола, упершись на руки.

Вероятность нападения лессеров сейчас была ничтожна. И хотя они могли выходить на солнечный свет, но работали в основном по ночам и нуждались в отдыхе, чтобы восстановить свои силы. Обычно днем они вели себя тихо.

Но Роф не перезвонил ему. И, в конце концов, снова наступит вечер.

Мэри посмотрела вниз на него, на ее лице застыло серьезное выражение.

— Тебе нужно быть под землей Посвящается тебе. 10 страница? Потому что мы можем спуститься в старый зерновой погреб. Проход туда, правда, с кухни, но я могу завесить дверь одеялами… Черт, там есть окна на потолке. Может быть, мы сможем укрыть тебя чем-то. Наверное, внизу ты будешь в большей безопасности.

Рейдж позволил голове откинуться назад, он видел лишь потолок.

Эта человеческая женщина, которая весила в два раза меньше его, которая была больна, которая только что обнаружила вампира у себя дома, волновалась о том, что бы защитить его.

— Рейдж? — Она подошла ближе и встала рядом с ним на колени. — Я могу помочь тебе спуститься…

Прежде, чем он успел подумать, он Посвящается тебе. 10 страница схватил ее руку, поцеловал ладонь и приложил ее к своему сердцу.

Ее страх закружился в воздухе, резкий, дымчатый, он смешивался с ее естественным запахом. Но на этот раз она не отодвинулась от него.

— Тебе не нужно волноваться, — мягко сказала она. — Я не позволю никому приблизиться к тебе сегодня. Ты в безопасности.

О, черт. Он плавился от ее слов. Правда, плавился.

Он прочистил горло.

— Спасибо. Но это я беспокоюсь о тебе. Мэри на нас вчера напали в парке. Ты потеряла сумочку, и, я полагаю, ее забрали мои враги.

Ее рука напряглась, он почувствовал по ее ладони, а потом это ощущение Посвящается тебе. 10 страница перетекло ему в грудь. Она снова начала нервничать, и он взмолился, чтобы был какой-то способ забрать ее страх себе.

Она покачала головой.

— Я не помню никакого нападения.

— Я стер твои воспоминания.

— Что значит «стер»?

Он проник в ее разум и освободил воспоминания о прошлой ночи.

Мэри задохнулась, прижимая руки к голове и часто моргая. Он знал, что должен объясниться как можно скорее. Она может быстро прийти к заключению, что это он убийца, от которого стоит спасаться.

— Мэри, я должен был доставить тебя домой, чтобы иметь возможность защищать, пока не смогу связаться с братьями. — Что, черт возьми, до Посвящается тебе. 10 страница сих пор не произошло. — Те, кто напал на нас, не были людьми. Они очень хорошо знаю свое дело.

Она шлепнулась на пол без всякого изящества, словно собственные колени не держали ее. Ее глаза были широко распахнуты. Она качала головой и ничего перед собой не видела.

— Ты убил двоих, — сказала она мертвым голосом. — Ты сломал одному шею. А другому ты…

Рейдж выругался.

— Прости, что втянул тебя во все это. Мне жаль, что ты теперь в опасности. И я сожалею о том, что стер твои воспоминания.

Она впилась в него взглядом.

— Больше так не делай.

Он бы очень хотел пообещать ей это Посвящается тебе. 10 страница.

— Не буду, только если не придется сделать этого для твоей же безопасности. Теперь ты знаешь обо мне слишком много, и это становится рискованным.

— Ты забирал у меня еще какие-нибудь воспоминания?

— Мы познакомились в тренировочном центре. Ты приходила с Джоном и Бэллой.

— Как давно это было?

— Пару дней назад. Я могу их также вернуть.

— Подожди минутку, — она нахмурилась. — Почему ты не позволил мне забыть все о тебе? Ну, понимаешь, не забрал все?

Как будто она бы предпочла такое развитие событий.

— Я собирался. Вчера. После ужина.

Она отвела взгляд.

— И ты не сделал этого из-за происшедшего в Посвящается тебе. 10 страница парке?

— И потому… — Господи, как далеко он может зайти? Должен ли он дать ей понять, как относится к ней? Нет, подумал он. Она и без того была в шоке. Не стоит оглушать ее радостной новостью о том, что ее возжелал мужчина-вампир. — Потому что это было бы вторжением в твою частную жизнь.

В повисшей тишине он наблюдал за тем, как она вспоминает события того вечера, последствия, обдумывает реальность всего произошедшего. А потом от ее тела стал исходить сладкий аромат возбуждения. Она вспоминала, как он целовал ее.

Вдруг она вздрогнула и нахмурилась. Благоухание пропало.

— Э-э-э, Мэри, в парке Посвящается тебе. 10 страница, когда я пытался держаться на расстоянии от тебя, пока мы…

Она подняла руку, останавливая его.

— Я хочу поговорить о том, что нам делать сейчас.

Ее серые глаза без колебания обратились к нему. Он понял, она была готова ко всему.

— Боже… Ты поразительная, Мэри.

Ее брови взлетели вверх.

— Почему?

— Ты отлично справилась во всей этой хренью. Особенно в той части, которая касалась того, кто я.

Она заправила локон волос за ухо и посмотрела на него.

— Знаешь что? Это не такой уж и большой сюрприз. Ну, сюрприз, конечно, но… Я знала, что ты другой с того момента, как увидела тебя. Я Посвящается тебе. 10 страница просто не знала, что ты… Вы называете себя вампирами?

Он кивнул.

— Вампир, — сказала она, словно пробовала слово на вкус. — Ты не причинил мне зла, не напугал меня. Ну, по-настоящему. И… знаешь, я дважды переживала клиническую смерть. Первый раз у меня была остановка сердца, когда мне делали трансплантацию костного мозга. Второй раз, когда я слегла с пневмонией, и мои легкие заполнились жидкостью. Я, э-э-э, не уверена в том, где я была и почему я вернулась, но там было что-то, на той стороне. Не небеса, облака, ангелы и тому подобное. Просто белый свет. В первый раз, я не Посвящается тебе. 10 страница знала, что это. Но во второй я шла прямо туда. Я не знаю, почему я вернулась…

Она покраснела и замолчала, словно смутилась от того, что только что раскрылась перед ним.

— Ты была в Забвении, — прошептал он в благоговении.

— В Забвении?

Он кивнул.

— По крайней мере, так его называем мы.

Она покачала головой, очевидно не желая дальше развивать эту тему.

— В любом случае, в этом мире есть много вещей, которых мы не понимаем. То, что вампиры существуют? Ну, это просто одна из таких вещей.

Он молчал долгое время, и она взглянула на него.

— Почему ты так не меня смотришь?

— Ты Посвящается тебе. 10 страница Прошедшая, — сказал он, чувствуя, что должен встать и поклониться ей, согласно обычаю.

— Прошедшая?

— Та, что побывала на другой стороне и вернулась. Там, откуда я родом, этот титул — знак уважения.

Телефонная трель отвлекла их от разговора. Звук шел из сумки.

— Ты можешь дать мне ту сумку? — Спросил он.

Она наклонилась и попыталась поднять ее. Не смогла.

— Почему бы мне просто не дать тебе телефон?

— Нет. — Он попытался встать на колени. — Позволь мне…

— Рейдж, я возьму его…

— Мэри, остановись, — приказал он. — Я не хочу, чтобы бы ты залезала внутрь.

Она отскочила от сумки, словно там были змеи.

Он наклонился и Посвящается тебе. 10 страница опустил руку внутрь. Обнаружив телефон, он открыл его и приложил к уху.

— Да? — Рявкнул он, пытаясь хоть немного закрыть молнию на сумке.

— Ты в порядке? — Спросил Тор. — И где ты, черт возьми?

— Все хорошо. Просто я не дома.

— Да неужели. Когда ты не пришел на встречу с Бутчем в спортзале, а он не нашел тебя в главном доме, то начал волноваться и позвонил мне. Тебя забрать?

— Нет. Мне хорошо и там, где я нахожусь.

— И где это?

— Я звонил вчера Рофу, но он не отвечал. Он поблизости?

— Они с Бэт уехали в его квартиру в городе, чтобы немного побыть вдвоем Посвящается тебе. 10 страница. Так где ты? — Ответа не последовало, и брат понизил голос. — Рейдж, что, черт возьми, происходит?

— Просто передай Рофу, что я ищу его.

Тор выругался.

— Тебя точно не нужно забрать? Я могу послать пару додженов[74] с освинцованными пакетами для тел.

— Не, все в порядке. — Он не собирался никуда уходить без Мэри. — До скорого.

— Рейдж…

Он положил трубку, но телефон сразу же зазвонил снова. Посмотрев на высветившийся номер, он отправил Тора на автоответчик. Он положил телефон на пол рядом с собой, и в этот момент его желудок издал громкое ворчание.

— Хочешь, я тебе что-нибудь приготовлю? — Спросила Мэри.

С секунду Посвящается тебе. 10 страница он смотрел на нее, совершенно ошарашенный. А потом напомнил себе, что она не понимает интимности той процедуры, что предлагает ему. Но все же, сама мысль о том, что она окажет ему честь, приготовив еду своими руками, лишала его дыхания.

— Закрой глаза, — сказал он.

Она напряглась, но веки опустила.

Он наклонился вперед и нежно коснулся губами ее рта.

Серые глаза мгновенно распахнулись, но он отпрянул раньше, чем она смогла даже попытаться отвернуться.

— Я буду очень рад, если ты покормишь меня. Спасибо.

Глава 22

Когда взошло солнце, О быстро проглядел чертежи зданий, разбросанные на кухонном столе Ю. Повертел один из них в Посвящается тебе. 10 страница руках.

— Вот этого я и хочу. Как быстро мы сможем это сделать?

— Очень быстро. Место у черта на рогах, центр никак не будет связан с муниципальной инфраструктурой, так что в разрешении на строительство нет необходимости. Сколотить несущие стены и обшить их чем-нибудь снаружи не займет много времени. Да и строительство хранилища для пойманных тоже не станет проблемой. Что касается душевых, мы можем воспользоваться ближайшей рекой и установить насос, чтобы снабдить их водой. Что до оборудования и инструментов, то все они стандартные, и я внес ограничения на размер досок, чтобы оставалось меньше опилок. Работающий на бензине генератор обеспечит электричеством работу пил Посвящается тебе. 10 страница и пневматических молотков. Я также могу обеспечить нас светом, если появится желание. Его можно будет оставить и после окончания строительства.

— Скажи мне, сколько дней это займет.

— С командой из пяти ребят, я могу обеспечить тебя крышей над головой за сорок восемь часов. При условии, что я смогу заставить их работать на земле и оборудование прибудет вовремя.

— Тогда я даю тебе два дня.

— Сегодня утром я начал закупать все необходимое в «Хоум Дипот»[75] и «Лоуис».[76] Все необходимые запасы я разделил между ними. Еще нам понадобиться маленький бульдозер, один из этих Торо Динго[77] со сменным черпаком. Я знаю, где мы можем Посвящается тебе. 10 страница арендовать его.

— Хорошо. Все это хорошо.

О откинулся назад, чтобы потянуться, и лениво раздвинул занавески. Дом Ю был запрятан среди похожих строений, где обычно селились горожане со средним достатком. Эта была та часть Колдвелла, где встречались такие названия улиц, как «Элмвуд»,[78]«Спрюс Нол»[79] или «Пайн Ноч»,[80] дети катались на велосипедах по пешеходным дорожкам, а ужин всегда подавался на стол в шесть часов вечера.

От всего этого приторного счастья кожа О покрывалась мурашками. Ему захотелось спалить эти дома дотла. Посыпать солью газоны. Срубить деревья. Сравнять место с землей и заасфальтировать его. Глубина этого желания удивила его. У Посвящается тебе. 10 страница него не было никаких проблем с разрушением зданий, но он был убийцей, а не вандалом. Он никак не мог понять, почему его это вообще затронуло так сильно.

— Я хочу воспользоваться твоим грузовиком, — Говорил Ю. — Я хочу взять на прокат прицеп. Так я сам смогу доставлять сюда партиями доски и материалы для крыши. Не нужно, чтобы работники «Хоум Дипот» знали, где мы находимся.

— А материалы для хранилища?

— Я знаю, что тебе надо и найду это.

Послышался электронный гудок.

— Что это, черт возьми? — Спросил О.

— Напоминание о девятичасовой проверке. — Ю вытащил Блекберри, его грубые пальцы замелькали над маленькой клавиатурой. — Хочешь, я Посвящается тебе. 10 страница оповещу их и о твоем статусе?

— Да. — О сосредоточился на Ю. Лессер состоял в Обществе уже 175 лет. Он был бледным, как бумага. Спокойным и острым как кнопка. Не таким агрессивным, как некоторые, но надежным.

— Ты большая ценность, Ю.

Ю улыбнулся и оторвал глаза от Блекберри.

— Я знаю. Мне нравится быть полезным. Кстати, кого именно ты набрал мне в команду?

— Мы используем оба отряда альф.

— То есть они выпадут из большой игры на две ночи?

— И на два дня. Спать будем посменно прямо на месте.

— Хорошо. — Ю снова обратил взгляд на небольшой компьютер у себя в руках и покрутил маленькое колесико Посвящается тебе. 10 страница на боку. — О, черт. Мистеру Икс это не понравится.

О прищурился.

— О, да?

— Это срочное послание от отряда бет. Я все еще в списке, полагаю.

— И?

— Несколько бет охотились вчера вечером и напали на члена Братства в парке. На трех из пяти рассчитывать больше не придется. И знаешь что? Воин был с женщиной-человеком.

— Иногда они занимаются с ними сексом.

— Да, повезло ублюдкам.

* * * Мэри стояла перед плитой, размышляя о том, как недавно посмотрел на нее Рейдж. Она никак не могла понять, почему ему показалось столь важным обычное предложение приготовить ему поесть. Но он повел себя так, словно это был Посвящается тебе. 10 страница потрясающий подарок.

Она перевернула омлет и направилась к холодильнику. Взяв пластиковый контейнер, наполненный порезанными фруктами, она выложила их в миску. Этого ей показалось недостаточно, и она взяла еще банан, чтобы порезать его поверх остальных лакомств.

Отложив нож, она дотронулась до своих губ. В том поцелуе, что он подарил ей за диваном, не было ничего сексуального; в нем была благодарность. Поцелуи в парке были куда глубже, но дистанцию он держал одинаковую. Страсть здесь была только с одной стороны. С ее.

Да и спали ли вообще вампиры с людьми? Может быть, именно поэтому он и отдалялся от нее вместо того, чтобы поиграть.

Только Посвящается тебе. 10 страница вот, что насчет администраторши из «TGI Friday's»? Он точно оценивал ту женщину, и не потому что хотел купить ей платье. Так что, очевидно, у таких как он не было проблем в общении с представителями других видов. Он просто не был заинтересован в общении с ней.

Друзья. Просто друзья.

Когда омлет был готов, а тосты намазаны маслом, она завернула вилку в салфетку и, взяв тарелку и миску, отнесла их в гостиную. Она быстра захлопнула за собой дверь и повернулась к дивану.

Оу.

Рейдж снял рубашку и сидел, прислонившись спиной к стене, рассматривая свои ожоги. В свете свечей она внимательно Посвящается тебе. 10 страница оглядела его мощные плечи, сильные руки, грудь. Его живот. Кожа, покрывающая эти мускулы, была золотистой, гладкой.

Стараясь удержать посуду, она поставила ее на пол и села в нескольких футах от него. Пытаясь прекратить глазеть на его тело, она посмотрела на его лицо. Он глядел вниз, на еду. Ничего не говорил. Не двигался.

— Я не знала, что ты любишь, — сказала она.

Его взгляд метнулся к ней, и он дернулся, оказавшись с ней лицом к лицу. Анфас впечатлял даже сильнее, чем профиль. Его плечи были достаточно широки, чтобы полностью заполнять пространство между диваном и стеной. А шрам в форме звезды на Посвящается тебе. 10 страница его левой груди был чертовски сексуальным, словно клеймо на его коже.

Несколько ударов сердца он просто сидел и смотрел на нее. Она потянулась к тарелке.

— Я принесу тебе что-нибудь другое…

Его рука схватила ее за запястье. Он потер ее кожу большим пальцем.

— Мне нравится это.

— Ты не пробовал…

— Ты приготовила. Этого достаточно. — Он вытащил вилку из салфетки: мускулы и сухожилья на его предплечье задвигались. — Мэри?

— Мм?

— Я покормлю тебя сейчас. — Пока он произносил эти слова, его желудок снова завыл.

— Все нормально. Я принесу себе что-нибудь… Почему ты так хмуришься?

Он потер брови, словно пытался стереть с Посвящается тебе. 10 страница лица недовольное выражение.

— Прости. Ты не могла знать.

— Знать что?

— Там, откуда я родом, если мужчина предлагает женщине еду, это значит, что он выражает ей свое уважение. Уважение и… привязанность.

— Но ты голоден.

Он поставил тарелку чуть ближе к себе и отломил уголок тоста. Потом вырезал идеальный квадратик омлета и положил его сверху на хлеб.

— Мэри, поешь. Возьми это у меня.

Он подался вперед, выпрямив длинную руку. Его голубые глаза словно гипнотизировали ее, призывая, подталкивая вперед, вынуждая раскрыть рот. Когда ее губы сомкнулись вокруг еды, которую она приготовила для него, он негромко зарычал в одобрение. Она проглотила, и он снова Посвящается тебе. 10 страница наклонился к ней с кусочком тоста, зажатым между пальцами.

— Ты будешь? — Спросила она.

— Нет, пока ты не наешься.

— А что если я съем все?

— Ничто не доставит мне большего наслаждения, чем мысль о том, что ты сыта.

Друзья, сказала она себе. Просто друзья.

— Мэри, поешь для меня.

Его настойчивость заставила ее снова приоткрыть рот. Его глаза застыли на ее губах после того, как она сомкнула их.

Господи. Это было совсем не по-дружески.

Пока она жевала, Рейдж залез пальцами в миску с фруктами. Наконец, он выбрал кусочек канталупы[81] и протянул его ей. Она взяла его в рот целиком Посвящается тебе. 10 страница, лишь небольшая струйка сока скатилась вниз по подбородку. Закинув голову назад, она подняла руку, что бы стереть ее, но он остановил это движение и, взяв салфетку, прижал к ее коже.

— Я закончила.

— Нет, не закончила. Я чувствую твой голод. — На этот раз перед ней возникла половинка земляники. — Открой рот, Мэри.

Он кормил ее маленькими кусочками, наблюдая за ней с первобытным удовлетворением. Ничего похожего она в жизни не видела.

Когда она уже не могла взять в рот ни кусочка, он быстро доел то, что осталось, и в тот же момент она забрала у него тарелку и направилась на кухню. Она Посвящается тебе. 10 страница сделала ему еще один омлет, наполнила миску хлопьями и отдала ему свой последний банан.

На его лице родилась лучезарная улыбка, когда она поставила все это перед ним.

— Ты оказываешь мне большую честь.

Пока он ел, аккуратно и методично, как и всегда, она закрыла глаза и прислонилась головой к стене. Она все быстрее уставала. Теперь она знала причину, и это вызывало в ней всполохи ледяного ужаса. Боже, она так боялась узнать, что именно будут делать с ней врачи, когда все тесты будут сделаны.

Когда она открыла глаза, лицо Рейджа было прямо рядом с ней.

Она отпрянула назад, ударившись о стену Посвящается тебе. 10 страница.

— Я, э-э-э, я даже не слышала, как ты пошевелился.

Стоя на четвереньках, словно животное, готовое к прыжку, он уперся руками по обе стороны от ее ног, его массивные плечи напряглись, удерживая его вес. Так близко он был просто огромен. И было слишком много его обнаженной кожи. И он так хорошо пах. Как темные специи.

— Мэри, я поблагодарил бы тебя, если бы ты мне позволила.

— Как? — Прохрипела она.

Он склонил голову набок и прижался к ее губам. Она задохнулась, и его язык проскользнул в ее рот и встретился с ее языком. Когда он отодвинулся назад, чтобы определить ее реакцию Посвящается тебе. 10 страница, его глаза мерцали обещанием экстаза, от которого ее внутренности медленно закипали.

Она откашлялась.

— Да… пожалуйста.

— Я бы сделал это еще раз, Мэри. Ты позволишь мне?

— Простое «спасибо-тебе» тоже сойдет. Правда, я…

Его губы оборвали ее, язык снова проник в ее рот, забирая, лаская. Жара прокатилась по ее телу, и Мэри сдалась без боя, почувствовав, как желание стучит у нее внутри, вызывая сладкую боль в груди и между ног.

О, Боже. Это была так давно. И никогда не было похоже на это.

Рейдж издал приглушенное урчание, словно почувствовал ее возбуждение. Она ощутила, как его язык выскользнул из ее Посвящается тебе. 10 страница рта, и он сжал ее нижнюю губу…

Клыками. Он сжал ее плоть клыками.

Страх смешался со страстью, лишь усилив ее. Ощущение опасности раздувало горящий огонь еще сильнее. Она коснулась его рук. Боже, он был таким твердым, таким сильным. Таким тяжелым, возвышающимся над ней.

— Ты позволишь мне лечь с тобой? — Спросил он.

Мэри закрыла глаза, представляя себе, как они заходят дальше поцелуев к тому моменту, когда оказываются обнаженными в объятиях друг друга. Она не была с мужчиной с тех пор… Ну, только до болезни. И многое в ее теле изменилось с тех пор.

Она также не понимала, откуда проистекает его Посвящается тебе. 10 страница желание быть с ней. Друзья не занимаются сексом. Во всяком случае, ее сценарий этого не предусматривал.

Она покачала головой.

— Я не уверена…

Губы Рейджа снова быстро прижались к ее.

— Я просто хочу немного полежать рядом с тобой. Хорошо?

В прямом смысле… понятно. Только вот, когда она смотрела на него, она не могла не заметить разницы между ними. Она задыхалась. Он бы совершенно спокоен. У нее кружилась голова. У него же не было ни тени тумана в глазах.


documentbcwbaqj.html
documentbcwbiar.html
documentbcwbpkz.html
documentbcwbwvh.html
documentbcwcefp.html
Документ Посвящается тебе. 10 страница